Анонс выставки «Жизнь в настоящем»

Выставка «Жизнь в настоящем» (08.09.2022 — 09.10.2022, арт-пространство «Ворота», Калининград) представила 18 авторов c 16-ю проектами, результаты второй междисциплинарной творческой лаборатории — второго из трёх этапов проекта по изучению и популяризации опыта местного сообщества в сфере исторического наследия Калининградской области после 1945 г. «Историческое наследие и характер места«


Историческое наследие и характер места

Участники проекта:

Денис Баенко, Ная Пикун, Виктория Багуцкая, Михаил Барановский, Анна Бравославская, София Брижатюк, Александр Ванцович, Наталья Верейская, Юлия Горбунова, Галина Губанова, Елизавета Константинова-Гарина, Светлана Косачева, Татьяна Ляшук, Владимир Леликов-Кузьменко, Нина Михеева, Ирина Сницарь, Юрий Чернышов, Светлана Яковлева

Команда проекта:

Татьяна Собенина, Александр Матвеев, Юрий Павлов, Оксана Сазонова, Андрей Иванов, Александр Столбов, Анна Карпенко


Мнения экспертов проекта о выставке

Вадим Чалый, философ

Переоткрыть старые смыслы. Философ Вадим Чалый рассказал о понятии и проблематике тождества

Внимание к наследию — это особенность современности, возникающая вместе с рождением чувства истории как потока изменений. Ускорение этого потока ставит современного человека перед проблемой тождества: есть ли что-то, что остаётся неизменным, для чего настоящее длится, что не уходит в прошлое, чему не угрожает исчезновением и не сулит нового будущее? Поиск оснований для тождества стал одним из любимых занятий и одновременно бременем для современного человека. Проблема усугубляется тем, что сам человек тоже подвержен изменениям, находится в сжимающемся настоящем, на которое ведут одновременное наступление прошлое и будущее. Историческое наследие становится якорем, удерживающим ощущение тождества в нашем сознании, привносящим радость узнавания при каждой новой встрече: вот то, что остаётся постоянным, знакомым, своим!

Акт повторного распознавания, идентификации возвращает тождество узнающему, делает его — собой. Важность этого переживания в городской жизни давно замечена, именно ему служат техники компенсации скорости изменений через выделение каких-то черт среды — объектов, знаков, практик — как специально подлежащих сохранению или музеефикации. Поиск и представление публике узнаваемых черт, дающих месту некий особенный и длящийся во времени характер, это тонкая художественная задача. В предлагаемом вашему вниманию проекте её решением занимались местные художники, для которых Калининградская область не внешний объект, но жизненная среда, вызывающая глубоко личное отношение. Поэтому в фокусе внимания в этот раз не только наследие, сторона пассивная, но и обнаруживающие и по-своему переживающие его наблюдатели.

Илья Дементьев, историк

Историк Илья Дементьев рассказал об отношении к наследию в новом регионе России через несколько десятилетий после Великой отечественной войны

Жизнь в настоящем — это постоянное движение. Многие из авторов творческих работ рассказали об опыте движения, прежде всего — своего перемещения во времени и пространстве. Это не только миграция, то есть переезд, сопряжённый иногда с психологическими травмами, иногда с приятными ожиданиями, а нередко — с тем и другим. Это также опыт осмысления прошлого, который бывает и травматичным, и целительным.

Вот тема калининградского трамвая: от визуализированного нарратива об истории знакомого всем транспортного средства автор переходит к рефлексии над изменением отношения к нему в среде горожан. Вот путешествие к берегу детства как сюжет сновидений. А вот повествование о растениях-интродуцентах: размышление над причудливыми траекториями их перемещений перерастает в презентацию серии арт-объектов, позволяющих остранить наше восприятие как своего города, так и глобального мира. Завораживающие взор старинные надгробия — красноречивые знаки того, как душа, скиталица нежная, погостив в теле, уходит в мрачный край, — это тоже своеобразный травелог.

Поучительна и история эллинга — как феномена культуры и как конкретного сооружения. Автор работы находит свой ответ на вопрос, как люди обретают чувство домашнести, когда домом может стать и постройка, первоначально предназначенная для хранения лодок. Жизнь — это множество семейных историй, среди которых есть более или менее яркие, но обязательно есть те, которые вдохновляют, дают силы, наполняют бытие человека, по слову Достоевского, сильными впечатлениями. Примечательно, что повседневность эллинга тоже напоминает о значении прошлого для настоящего, о роли традиции в нашей адаптации к далеко не всегда комфортной среде.

Многие творческие проекты дают шанс поразмыслить о движении как жизни и жизни как движении. Ведь мы все в этом мире — переселенцы. Выставка демонстрирует, как переселенец свыкается с новым местом, как жизнь в настоящем приобретает гармоничность. Мы вместе с автором восхищаемся редкими растениями в палисаднике. Придумываем, как встроить в новый контекст привезённые с собой с малой родины вещи. Принимаем на курорте гостей — его бывших жителей из сказочного прошлого. Пересказываем историю города нашей юности на языке театрального искусства. Вкушаем волшебство из бузины. Мысленно переносимся из одной Красивой слободы в другую, постигая условность пространства на фоне постоянства характера. С помощью керамической хаусмарки или переосмысления типовой городской застройки как явления, которое уже приобрело свою историчность, органично соединяем традицию места и понятные для всех своих близких ценности. И даже в стенах полуразрушенной кирхи сокрушение нашего сердца помогает ощутить себя дома в противоречивом настоящем.

Каждый раз открывая портал в прошлое, мы поражаемся его многослойности. Протёртый ногами советских школьников паркет в доме культуры — это один из самых интригующих образов этой выставки. В нём как будто собрались смыслы всех работ. И — как откровение: чтобы чего-то добиться, всегда придётся чем-то пожертвовать. Но память — память говорит, память наделяет смыслами наше творчество, память придаёт неповторимость скитаниям каждого из нас во времени и пространстве.


Дополнительная информация


СМИ о проекте


Фото экспозиции выставки


Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress
Выставка «Жизнь в настоящем» 08.09.2022 – 09.10.2022
Выставка «Жизнь в настоящем» 08.09.2022 – 09.10.2022
Выставка «Жизнь в настоящем» 08.09.2022 – 09.10.2022
Выставка «Жизнь в настоящем» 08.09.2022 – 09.10.2022
Выставка «Жизнь в настоящем» 08.09.2022 – 09.10.2022
Выставка «Жизнь в настоящем» 08.09.2022 – 09.10.2022
Выставка «Жизнь в настоящем» 08.09.2022 – 09.10.2022
Выставка «Жизнь в настоящем» 08.09.2022 – 09.10.2022

Проекты


Денис Баенко и Ная Пикун «Opus musivum / Мозаика»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Денис Баенко родился и вырос в Балтийске, Ная Пикун — в Багратионовске. Соавторов объединяет интерес к истории Калининградской области и в первую очередь — к её архитектуре.

Темой совместного проекта стало массовое жильё, построенное в области в советский период — панельные и блочные дома. В конце 1950-х годов строительство «хрущёвок» помогло решить переселенцам жилищный вопрос. «Хрущёвки» должны были стать временной мерой, но задержались надолго. Их дополнили панельные девятиэтажки эпохи Брежнева. За время своей уже долгой жизни массовое социальное жильё обрело свою пёструю уникальность.

Работа над этой серией помогла Денису и Нае переосмыслить ценность и эстетику построек советского времени. По признанию авторов, они почувствовали себя комфортно в этих зелёных дворах. «Они заставляют нас перенестись в детские воспоминания, когда мы бегали по заборам из шин, мастерили домики на дереве и играли в „Казаков-разбойников“. Здесь жили наши дедушки с бабушками, наши родители. Здесь живём и мы. Это наше прошлое, настоящее и возможное будущее. Дома того времени стали связующим звеном с прежней жизнью».

Но однозначного отношения к «панелькам» не сложилось. Авторы спрашивают себя: является ли они неотъемлемой частью современности или нам пора от них отказаться?


Наталья Верейская «Ботанический Калининград: вкус, обоняние, зрение, осязание, слух»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Наталья Верейская родилась в Пензенской области в городе Кузнецк и выросла рядом с лесом. Она обучалась литературному мастерству в Литинституте им. Горького в Москве. В литературе её ориентиром всегда был Пришвин. Некоторое время назад Наталья переехала в Калининград — город, в котором много зелени, парков. Близость и любовь к природе натолкнули на идею проекта с ботанической тематикой.

В прошлом году вышел набор открыток «Город-сад. Калининградские этюды» с ботаническими фотографиями растений города. И Наталье стало интересно, как отнеслись переселенцы к встреченным на этой земле образцам растительного мира. Она решила продолжить этот визуальный ряд и показать наших современников с важными для них растениями. В своём исследовании темы наследия автор показывает отношение к зелёному образу города. Оно проявляется в многообразии деревьев, кустарников и цветов, высаженных в палисадниках много лет назад. Традиция растить красоту вокруг и пытаться сохранить редкие виды растений продолжается и сегодня.


Тексты к работам Н. Верейской:

ВКУС

Калининградский экскурсовод Татьяна Удовенко описывает напиток из бузины — местного специалитета:

«В довоенное время жители Восточной Пруссии ценили этот кустарник: он не только украшал палисадники, но и активно использовался в пищу. Из его ягод готовили варенье, компоты, напитки, а цветы сушили как средство от простуды.

Предлагаю приготовить капельку бузинного волшебства и нам!

  • Берём 2 лимона, 400 граммов сахара, 15 соцветий бузины и много питьевой воды (4−5 литров),
  • Соцветия отделяем от листьев и промываем в миске с чистой водой,
  • В кастрюлю ёмкостью 5−6 л всыпаем сахар. Затем добавляем сок 1 лимона и заливаем 4 литрами холодной кипячёной воды,
  • В закипевшем сиропе утапливаем соцветия бузины, а сверху выкладываем дольки лимона (не забудьте избавиться от косточек),
  • Накрываем крышкой и ждём. Когда напиток остынет, ставим его в тёмное прохладное место на 5 дней, а после процеживаем и разливаем в бутылки".

Я тоже хочу поделиться тем, что люблю и делаю весной из первой местной зелени — рецептом салата из черемши. Для него нужно измельчить пучок черемши, 5 варёных яиц и добавить майонез по вкусу.


ОБОНЯНИЕ

Запахов в нашем городе много. Помню, как зашла в ботанический сад и у ручья впервые увидела плотно растущую черемшу. И затем почувствовала тот особенный специфический запах растения! Поразил меня медово-пряничный аромат багрянника японского (его еще называют карамельным деревом).

А известный калининградский эколог, просветитель Галина Кученева писала о различных видах боярышника и отмечала, что цветы обычного боярышника пахнут селёдочным рассолом.


ЗРЕНИЕ

Калининградский блогер Сергей Давлатов много пишет о деревьях, которые поражают приезжих своей красотой и являются визитной карточкой города:

«Наш город — город каштанов. Они растут повсюду: на Каштановой аллее, в парках и скверах. А на острове Канта — настоящий каштановый рай с зелёными аллеями. Эти огромные, с круглой шапкой на коренастом стволе деревья похожи на цветущие пальмы. А их пяти-, семипалые листья — на пальцы гигантского сказочного существа. Цветы каштана напоминают свечи».

На фото Сергей Давлатов с посаженным им каштаном.

Для меня же самый яркий зрительный образ — цветущая по весне форзиция.

Внимания заслуживают и клумбы возле домов: они показывают, чтó для калининградцев означает растительный мир и как обычный житель видит в нём прекрасное.


ОСЯЗАНИЕ

Калининградский писатель Александр Попадин пишет в книге «Местное время»: «Наш город вполне сойдёт за филиал местного Ботанического сада. Грабы, красные клёны, платаны растут и процветают на нашенской почве. Буки, несвойственные этой климатической полосе, у нас заместо ёлок: я ещё в детстве щёлкал буковые орешки. Растут, и даже в жаркое лето вызревают, грецкие орехи — такие крепкие, что расколоть их невозможно».

Меня же поражает скумпия: растение очень красиво пышно цветёт и похоже на розоватое облачко.


СЛУХ

Калининградский бард Валерий Ларионов в своей песне «Калининградские каштаны» делится впечатлениями о местных деревьях:

Ещё в смятенье чувств живых
Я их увидел утром рано,
В сверканье капель дождевых —
Калининградские каштаны.
Здесь распростился я с тоской
Обид, потерь и с сожаленьем.
Сначала пеною морской
Мне показалось их цветенье.
Но в зоревом представ огне,
И разноцветны, и фонтанны,
Струились, как салют весне,
Калининградские каштаны.
И чьей-то зависти живой
Я мог не придавать значенья,
Когда струилось предо мной
Их лепестковое свеченье.
И в них звучало, как во мне
На молодом моём рассвете,
Что будут вечно на земле
Цветы, влюблённые и дети.
Небес торжественная медь
С утра звенела неустанно,
Что будут вечно зеленеть
Калининградские каштаны.


Нина Михеева «Кирха Куменена в посёлке Кумачёво»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

«Порвалась дней связующая нить. Как мне обрывки их соединить!»
(из «Гамлета» В. Шекспира в переводе Б. Пастернака)

Нина переехала в Калининградскую область из Омска недавно и только знакомится с её историческим наследием. В этом ей помогает участие в проекте.

Нине нравится бывать в посёлке Янтарном на побережье Балтики, и каждый раз, проезжая мимо поселка Кумачёво, она смотрит в сторону полуразрушенной кирхи. Нина одновременно узнала историю кирхи Куменен и историю гентского алтаря Ян ван Эйка и нашла между ними много общего.

Кумененская (кумачёвская) кирха, построенная в XIV веке, интересна тем, что в ней сохранились древние фрески, изображающие сюжеты Страшного суда. В ходе военных действий в 1945 году кирха частично пострадала, в советские годы использовалась в качестве склада. В 1990-е годы здание опустело, крыша обрушилась — парадоксальным образом это помогло обнаружиться фрескам. О них не было никому известно долгое время — творения средневекового живописца стали видны лишь в 2006 году, когда дождь смыл со стен слой штукатурки. Здание признали памятником культурного наследия. Но, к сожалению, ни консервации, ни реставрации пока произведено не было.

Знаменитый алтарь, созданный Ян ван Эйком в XV веке, тоже мог исчезнуть навсегда. Во время Второй мировой войны нацисты планировали его уничтожить. В настоящее время алтарь на своём законном месте и после недавней реставрации доступен к обозрению в городе Генте (Бельгия).

Росписи в кирхе пос. Кумачёво и гентскому алтарю примерно одинаковое количество лет — более пятисот, то есть те мастера творили практически в одно время.

Автору проекта больно видеть, как из развалин уходит жизнь. В работе она помещает судьбу фресок в кумачёвской кирхе в контекст мировой культуры. И надеется на то, что они будут так же заботливо и кропотливо восстановлены, как и гентский алтарь.

В работе Нина использует символическую «заплату» из образов ван Эйка и контур рам гентского алтаря как символы защиты и сохранения от вандализма и равнодушия людей и как оберег нашего края от плохих времён. Сюжет и картины алтаря Ян ван Эйка утверждают ценность земного бытия и грандиозность мироздания, в которые автор проекта тоже искренне верит.


Елизавета Константинова-Гарина «Раз_двоение»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

«Давным-давно жила девочка. Жила она у моря с мамой и папой. И часто приходила к морю: с папой — рыбачить, с мамой — смотреть на далёкие огни. А потом девочка выросла и уехала к тем огням. И её мама и папа ходят теперь на море одни. А девочка смотрит из огней на тот берег — и грустит. И грусть её ложится в тени деревьев. В тех тенях играют мальчики и девочки, которые похожи на неё — ту, что ходила к морю с отцом рыбачить, а с матерью — смотреть на огни. Она смотрит на них. И огни с берега, и дети в лесной тени сливаются, и девочка видит, что она не одна, их двое — маленькая и большая, она и море, которое снится по ночам. А ещё в моих снах тот самый берег, где отец и мать водили меня к морю, а теперь ходят на море одни».

Елизавета Константинова-Гарина в начале двухтысячных уехала из Балтийска, города детства, на учёбу в Калининград. После осталась в областном центре. В Балтийске по-прежнему живут родители автора, и с каждым визитом она всё меньше узнает в нем город из воспоминаний. Всё течёт, всё меняется. Меняются и города, перестают быть теми, какими их привыкли видеть. Французский психоаналитик Ж. Лакан считал, что реальное представляет собой столкновение образа прошлого с настоящим этого объекта. Это не что иное, как опыт травмы.

Однако в своём проекте автор не фокусируется исключительно на своей травме. Елизавета ставит перед собой задачу перевести разговор с личного на более общие темы — миграции, переселения, внутренней миграции из окраин в центр, ностальгии по городу детства, тоске по близким людям, которые далеко.

Проект приглашает зрителя поразмышлять о собственном опыте оторванности от дома, переживаниях и привыкании к новой жизни. О том, чтó сегодня означают такие понятия, как «родной дом» и «родная земля».


Татьяна Ляшук «Единство с морем. Настоящее»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Калининградский художник Татьяна Ляшук работает в разных техниках: живопись, керамика, фарфор. Она создаёт новые материальные объекты, отражающие настроения, состояния, переживания.

В своём проекте автор предлагает зрителям увидеть керамическую хаусмарку (знак дома) — старинную традицию визуального обозначения зданий, ярко представленную в Кёнигсберге, сохранившуюся до наших дней и нашедшую продолжение в современном строительстве.

Татьяна обращается к теме единства с водной стихией. Автор отмечает, что вода в Калининграде и ощущения, связанные с ней, — уникальны и существуют вне времени.

Исторически наследованная предопределённость жизни на побережье связана с разными направлениями взаимодействия с водной стихией. В этом история прошлого и настоящее. Триединство — транспортное, рыболовное, военное — связано и с выразительными образами, формами и силуэтами кораблей и судов различного назначения. Очертания кораблей гармонично выражают суть их служения человеку.

В своей работе Татьяна предлагает новый визуальный ряд из трёх важных образов.

  • Корвет — современное военное судно, которое собирается на верфях в Калининграде.
  • Парусник «Крузенштерн» — парусное судно, построенное в исторической традиции и являющееся сегодня учебным.
  • Судно МРТК (малый рыболовный траулер), которое активно использовалось в промысле рыбы в заливах и на Балтике.

Немало человеческих историй и судеб в нашей области связано с этими судами: кто-то ходил в учебный поход на «Крузенштерне», чьи-то родители работали в рыбодобывающей промышленности, кто-то строит современные суда на заводе «Янтарь», а кто-то несёт вахту на пограничном катере на Балтике.

Автор видит керамические таблички с образами судов на современных новостройках как знак соединения исторического наследия и будущего нашего города.


Анна Бравославская и Галина Губанова Метафорические карты «Двери, порталы и проходы Калининградской области»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Соавторы определили свою серию как «художественно-психологический проект». В ней представлены художественные фотографии, с которыми зрителю предлагается повзаимодействовать.

Метафорические ассоциативные карты (МАК-карты) — распространенный инструмент работы психолога. Обсуждая со специалистом свободные ассоциации, возникшие в связи с образом на карте, человек, по сути, обсуждает себя и свое эмоциональное состояние, отношение к чему-либо, страхи или, наоборот, надежды и мечты.

Анна Бравославская — профессиональный психолог. В этом качестве Анна исследует влияние прошлого человека на его настоящее. И, работая с репрезентацией прошлого, помогает формировать желаемое будущее. Галина Губанова переехала в Калининградскую область из Екатеринбурга семь лет назад и живет в пос. Синявино недалеко от Янтарного. Галина — художник и керамист, а также руководитель социально-культурных проектов.

Идея коллаборация для выставки «Жизнь в настоящем» появилась во время путешествий Анны и Галины на восток области. Настоящее, по их мнению, является своего рода дверью или порталом из прошлого в будущее. И авторы задаются вопросом: только ли двери становятся проходами и порталами? Есть и другие примеры. Безусловные порталы — придорожные аллеи. Граница (моря и суши, леса и моря и т. п.) тоже даёт эффект прохода и перехода. Сама Калининградская область из-за своего уникального географического положения — тоже портал.

Настоящее проявляется, по мнению авторов, не только в том, как выглядят двери прошлого сейчас, но и в их проживании, чувствовании человеком сегодня.

Проходом может стать нора или дупло в дереве, а порталом — любое место, которое дарит возможность перенестись в состояние «не здесь и не сейчас».

Текст-инструкция к проекту МАК-карты:

  1. Подумайте о какой-то проблеме, которую вам важно решить (проход).
  2. На одной из карт изображена именно ваша дверь, портал или проход. Вы можете открыть только одну.
  3. Откройте эту карту. Какое ваше первое впечатление? Нравится она вам или нет? Подходит ли она вам? Если нет, то почему?
  4. Представьте, что вы ступаете на эту дорожку или подходите к этой двери. Закрыта дверь или открыта? Получается ли у вас идти вперед?
  5. Представьте, что в конце пути / за дверью вас ждёт ваша мечта. Какие чувства вы испытываете? Что вы думаете сейчас?
  6. Если вам понравилась ваша карта, можете сфотографировать её и, например, поставить как заставку на телефон.

Ирина Сницарь «Дом, в котором живём мы»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Ирина Сницарь переехала в Калининград в 2019 году из Сибири. На всё в новом месте она смотрит свежим взглядом. Многое в Калининграде её удивляет, заставляет задумываться, ей интересно открывать и узнавать этот город.

Темой проекта стала реконструкция домов как пример связи прошлого и настоящего. Автор размышляет о судьбе доставшегося нам наследия и об отношении к нему современного горожанина.

В 1957 году началась эпоха типовых домов, микрорайонов и городов. Строительные технологии были усовершенствованы, а архитектурные излишества окончательно устранены, так что появилось возможность возводить дома за 2−3 месяца и сильно снизить стоимость жилья. Всё это позволило СССР стать мировым лидером по темпам строительства.

Серия домов, представленных в проекте, относится к 1985−1986 годам постройки. Это третье поколение типовых проектов с лифтами, мусоропроводом и украшениями фасадов. Почти за 40 лет дома постарели, вид их стал неприглядным, и всё чаще жители города говорят о том, что от них надо избавляться.

Человек в серии работ Ирины остаётся за кадром. Зритель вместе с автором смотрит на то, что нас окружает, принимает или не принимает изменения. И отвечает на вопрос, нужно ли ремонтировать и сохранять старые здания или стоит возвести на их месте новые современные строения.


Виктория Багуцкая"Коридоры времени. Бочка. Калининград, Октябрьская, 76″

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Местная жительница в нескольких поколениях Виктория Багуцкая занимается разными видами творчества. В своём проекте она рассказывает о Доме культуры Тарного комбината (в народе — «Бочка»).

Если довоенная история этого места может уместиться в две строчки, то советская куда более значима и обширна.

В советское время ДК был важнейшим культурным центром города, «культурной меккой Московского района». Он открыл двери в мае 1959 года. Несколько поколений калининградцев посещали его творческие кружки, в том числе первый в городе кукольный театр. Здесь же Андрей Феоктистов, основатель фестиваля «Калининград In Rock», в 1985 году открыл первый в регионе рок-клуб «Время». В «Бочке» репетировали многие группы, в том числе знаменитый на всю страну «Комитет охраны тепла».

После Перестройки рухнула империя Тарного комбината, а вместе с ним и ДК. Окончательно учреждение закрылось в 2002 году, здание долго пустовало. И лишь в 2017 году снова заработало уже как частное арт-пространство «Дом культуры». Сегодня начинается новый этап жизни ДК Тарного комбината: здание выкупили областные власти и превратили его в «Дом молодёжи».

Виктория сделала видео, в котором показала всю многомерность своего погружения в тему. Автор входила в советский ДК, где со стены на неё смотрел Ленин, а под ногами лежал протёртый советскими школьниками паркет. Ощущала запах времени. Делая шаг за шагом, она понимала, что в настоящем людям важно знать, что делали их предшественники, чтобы опираться на эту энергию для своих свершений в настоящем.

Видео: https://vk.com/video-138 053 522_456239078


София Брижатюк «Другое наследие»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

София Брижатюк, студентка БФУ имени И. Канта, планирует связать свою профессиональную жизнь с историей и краеведением. Коренная жительница области в третьем поколении, она точно знает, что здесь её Родина. В своём проекте автор показывает старые захоронения Кёнигсберга, которые со временем, после смены населения в результате войны, пришли в запустение. Автор отмечает, что сегодня отношение к немецким кладбищам в Калининграде меняется. Теперь то немногое, что от них осталось, собирается в общую картину. Уцелевшие надгробные камни как элементы наследия постепенно возвращаются в городской ландшафт.


Михаил Барановский «Ткани»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Михаил Барановский воспринимает наследие как мостик из прошлого в будущее. И через свой проект он пытается понять и принять место, в котором живет. Связать прошлый опыт и быт с новыми конструкциями и легендами.

Тема работы пришла вслед за формой. Автору захотелось создать произведение в арт-пространстве «Ворота» прямо во время работы выставки. В реальном времени он будет накладывать новые слои на изображение довоенной карты посёлка Отрадное (нем. Георгенсвальде), зашифровывая в них собственную память, историю семьи и местных жителей. Немцы, покинувшие эти территории в сороковые годы и возвращающиеся туристами в девяностые; граждане Советского Союза, обосновавшиеся в новом для себя месте; старые мифы и новые истории; фотографии и письма — всё это автор сплетает в единую карту пространства.

Этапы работы над картой можно посмотреть здесь: https://georgenswalde.blogspot.com/


Светлана Яковлева «Интродуценты поневоле»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Светлана Яковлева работает в Ботаническом саду БФУ им. И. Канта, много взаимодействует с детьми, занимается репетиторством и переводами. По её мнению, прошлое с настоящим связывают не непосредственно люди, а скорее мир вокруг. Поэтому и героями проекта стали неодушевлённые объекты — деревья, которые живут сотни лет и являются значимой частью наследия.

Во внимание Светланы попали три дерева, которые были привезены в Калининградскую область за последние 75 лет. Они находятся в так называемом «чёрном списке растений», то есть опасны для биоразнообразия местных территорий, но популярны у людей. Помимо фотографий, автор описывает каждое растение и представляет арт-объекты, расположенные на территории Ботанического сада и интерпретирующие роль этих растений в жизни человечества и в нашей истории. Создание символов не только дополняет снимки, но и показывает, как переплетён, взаимосвязан и взаимозависим мир.

Тексты к работам С. Яковлевой:

Катальпа

Арт-объект: «обэд»

Одна из гибридных катальп приехала в Калининград из Алма-Аты в 1997 году и дала здесь потомство. Но изначально это растение родом из-за моря. Имя Catalpa напоминает о происхождении: первоначально это была Catawba — так называется индейское племя на юго-востоке Соединённых Штатов, это же имя носит река в Северной Каролине. В тех краях её впервые обнаружил и описал ботаник Томас Уолтер. Он заметил типичный сильный запах, который слышится от листьев, когда их растираешь. Листья её слабо ядовиты из-за смеси катальпина, катальпозида, кумаровой кислоты и других родственных веществ. Это дерево — естественный комаростицид, то есть отпугивает насекомых.

Прекрасен и её внешний вид: колоколообразные пышные цветы сияют белым цветом с жёлтыми полосками и фиолетовыми пятнышками в июне и июле. Созревшие плоды висят на деревьях, как яркие украшения. Такие длинные стручки могут продержаться на ветках всю зиму, если нет штормов.

Своеобразная форма плодов дала народное название растению — «сигарное дерево». А в Германии его ещё называют «чиновничьим деревом» за позднее цветение.

Сумах оленерогий

Арт-объект: «оленьи рожки»

В самую жаркую часть лета и в начале осени большинство деревьев и кустарников в Калининграде выглядят не очень эффектно: весеннее цветение давно позади, а осенний цвет появится лишь через несколько месяцев.

Практически все виды проводят эти дни практично, накапливая энергию солнца для создания плодов. Исключение составляет уксусное дерево, или оленерогий сумах. Весной его свежие побеги похожи на ольеньи рожки темно-красного цвета. Потом они светлеют и становятся коричневато-оливковыми.

Сумах оленерогий — самый крупный из сумахов Северной Америки, достигающий 5—7 метров в высоту с раскидистой кроной.

Его естественный ареал находится на востоке США и Канады. В Европу растение завезли около 1620 года, откуда оно в итоге попало в Корею и Китай. В Калининграде сумах появился в ХХ веке.

Растение-пират появляется вдоль дорог, пустырей и быстро захватывает территорию, образуя колонии.

Павловния войлочная

Арт-объект: «корабль дураков без руля, но с красивым флагом»

Дерево Принцессы, Кайзербаум, Дерево императрицы, «голубой колокольчик», кири, пао тонг — всё это названия одного и того же дерева, известного в нашей стране как павловния войлочная.

Его активно культивируют в Азии как культурное дерево с ценной древесиной уже около 3000 лет. В Европу, а потом в Америку растение попало в середине XIX века, благодаря баварскому натуралисту, врачу и японоведу Филиппу Францу фон Зибольду. Он служил Нидерландам и поэтому своим научным латинским названием Paulownia tomentosa (Thunb.) Siebold & Zucc. Ex Steud, или «Павловния войлочная», дерево обязано русской принцессе и великой княгине Анне Павловне Гольштейн-Готторп-Романовой, правительнице Гольштейна и Нидерландов с 1840 по 1849 год. Сегодня это дерево можно встретить в основном вдоль Рейна, в некоторых частях Австрии и Швейцарии, Бельгии (именно оттуда в 1997 году мы получили семена) и в южноевропейских городах, ведь оно было любимым растением австро-венгерского императора Франца Иосифа и так появилось в странах бывшей Австрийской империи.

Как и многие экзоты из Азии, павловния войлочная быстро распространяется при благоприятных условиях и вытесняет местные растения. Феноменальному росту в первые месяцы жизни способствуют крупные листья, которые затеняют всё вокруг и не дают другим проросткам никаких шансов.


Александр Ванцович «Государственный. Областной. Музыкальный»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Александр Ванцович десять лет увлекается фотографией. Ему нравится снимать людей, поэтому главными героями творческого проекта стали артисты Калининградского областного музыкального театра, которому в этом году исполнилось 20 лет.


В 2001 году был объявлен первый набор в театральную студию, и молодые студийцы выпустили премьерный спектакль «Город нашей юности» о первых переселенцах. Сам театр открылся 21 декабря 2001 года постановкой оперетты Иоганна Штрауса «Летучая мышь», совместной работой с московским музыкальным театром «Геликон-опера».


Автор рассматривает тему исторического наследия через призму людей, которые его формируют и являются главными носителями. Они же становятся связующим звеном между прошлым и будущим. Александр размышляет о театре как о культурной институции нашего города, общности талантливых людей, которые живут, творят и сохраняют традиции.


Видео слайд-шоу работ А. Ванцовича: https://vk.com/video-138 053 522_456239091


Владимир Леликов-Кузьменко «(Не)нужные вещи». Переселенческое Бинго

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Владимир Леликов-Кузьменко переехал в Калининград из другого региона, но историей и прошлым этого города заинтересовался ещё до того, как стал местным жителем. Творческое исследование темы наследия помогает автору идентифицировать самого себя через понимание места, в котором живёшь. Для него в понятие «исторического наследия» входит практически всё, что нас окружает. Ведь даже то, что сегодня — современный объект, завтра — уже наследие.

По мнению Владимира, формируют «характер места» жители — причём не только коренные, но и те, кто выбрал его для новой жизни, привнося частицу своей личной биографии в общий котёл.

В своём проекте автор обращает наше внимание на переселенцев, несущих в себе память о наследии одного места и погружающихся в историческое наследие нового места жительства. Через вещи, которые люди привозят с собой и считают важными, он показывает процессы понимания самих себя. Предметы, зачастую имеющие скорее не функциональное, а эмоциональное содержание, хранят нашу память и представление о себе. Однако на новом месте появляется возможность в какой-то мере начать всё с чистого листа, в том числе и формирование «нового себя», — и старые вещи становятся уже не нужными.

Автор предлагает посетителям выставки стать участниками проекта и маркером отметить на доске вещи, которые они привезли с собой при переезде. А на листах бумаги написать, чтó из этого реально пригодилось.


Юлия Горбунова Проект-размышление «Красная слобода»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Юлия Горбунова — междисциплинарный художник, работает с фотографией и коллажем. При создании проектов она ориентируется на личные переживания и личную историю.

Затрагивая тему наследия в настоящем, Юлия размышляет на тему своей идентичности как жительницы Калининграда и внучки переселенцев.

«Мои бабушки и дедушки переехали в Калининградскую область в начале 1960-х годов из Свердловской, Смоленской и Тульской областей. Но самая тесная связь у меня с бабушкой из Тулы: в детстве каждое лето мы ездили в деревню Красная слобода, где я впитывала местные традиции, культуру, проникалась атмосферой и бытом.

Бабушка Валентина Тихоновна имеет постоянство характера и строгость нрава, она всю жизнь проработала на одном рабочем месте на кондитерской фабрике и заслужила звание «Ветеран труда».

В своём проекте я работаю с домашним архивом. Создаю коллажи из старых и не очень старых снимков, я отделяю образ бабушки и себя от той действительности, в которой они были сняты и перемещаю их в новые пространства: бабушку в Калининградскую область, себя — в Тульскую, тем самым хочу показать, как повлиял на меня бабушкин характер.

Заглавием проекта стало название деревни Красная слобода, где «красная» имеет значение «красивая», а слобода — это устаревшее название пригорода. Мне видится, что наш Калининградский край тоже в какой-то степени — красная (красивая) слобода — окраина России, так как является своеобразной Ultima Thule — очень далёким краем для страны".


Светлана Косачева «464»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Светлана Косачева родилась в Калининграде, занимается театром и режиссурой. В своем проекте она рассказывает о калининградце Борисе Диденко. Этот молодой инженер, увлёкшись водными видами спорта, своими руками возвел эллинг (его зарегистрировали под номером 464), а затем по собственным чертежам построил лодку «Саламандра». С эллингом и лодкой были связаны яркие семейные истории: водные путешествия, костры, ночёвки в палатках и рыбалка. Со временем лодку перестали спускать на воду, а эллинг продали.

В фотоистории Светлана изучает изменение в предназначении эллингов — из гаражей для лодок они превратились в жилые дома. Рассказывает, как человек своими руками может сотворить собственный мир. И фиксирует встречу двух поколений: создателя эллинга и девочки из семьи, которая купила это пространство и, возможно, продолжит его историю.

Есть в проекте и отсыл к глобальной, выходящей за рамки частного, истории. По мнению автора, каждый раз, когда человек обращается к прошлому, он словно перенимает эстафету и получает возможность предать знания дальше. В наших краях жизнь всегда была связана с водой: с древних времен у рыбаков Куршского залива были особые парусные деревянные, плоскодонные лодки — куренасы. А в Кёнигсберге кораблестроение развивалось на основе небольших ремонтных мастерских и маленьких доков.


Юрий Чернышов «Взгляд на калининградский трамвай»

Visual Portfolio, записи и галерея изображений для WordPress

Юрий Чернышов, инженер по образованию и гид по призванию, к своим тридцати годам успел поработать документалистом, фоторепортером. Много путешествовал, а в последние годы стал рассказывать другим путешественникам о своём родном городе.

В его понимании историческое наследие — это объекты, пережившие своё время. Ярким примером можно считать калининградский трамвай — визитную карточку региона и неотъемлемую часть нашей истории и современности.

31 мая 1895 года в Кёнигсберге открылась первая линия трамвайного состава. Спустя более чем сто лет жизнь уже Калининграда тесно переплетена с историей трамвайного движения. Это действующие маршруты, а также метки прошлого — заросшие трамвайные пути неактуальных маршрутов, упирающиеся в тротуары, переходы или просто обрывающиеся посреди проезжей части.
Первый калининградский трамвай после Великой Отечественной войны заработал уже 7 ноября 1946 года. А полностью восстановить большинство трамвайных путей удалось к 1953 году. К сожалению, последние 10 лет трамвай переживает упадок: из десяти маршрутов остался только один. Однако в его истории началась новая страница: идёт восстановление ещё одного маршрута, и городские власти говорят о дальнейшем развитии сети.

В своем проекте Юрий рассказывает, как со временем изменялось отношение к трамваю и как он, трансформируясь, продолжает жить.


Фото авторов и выставки: Александр Матвеев


Проект «Историческое наследие и характер места» реализуется в 2022 г. КРОО «Союз фотохудожников» с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов