Тема второй резиденции «Знание». Вопрос «Что я могу знать?», которая состоялась в январе-марте 2020 года, отсылает нас к «Критике чистого разума» Канта, к его теории рационального познания. Любое знание связано с практическим опытом: так считает Светлана Усольцева, арт-куратор из уральского Екатеринбурга. Около двух месяцев, как того требовали условия проекта, она прожила в Калининграде. Идея проекта, который Светлана предложила в своей заявке, заключалась в совместном познании пространства города вместе с участниками местного сообщества через их личные истории, привычные маршруты и любимые места.

Цитируется по: kaliningradart.photo/kt-usoltzeva/

- Ваша кураторская заявка включала идею создания своего рода путеводителя по Калининграду. Она реализована?

Светлана Усольцева: — Формально — да. Правда, привычной карты с точным указанием мест не будет, потому что мне формат мастерской показался более точным для передачи сути прошедшей резиденции. Это взгляд на город глазами его жителей. Они — субъекты повествования, участники через свои проекты рассказывают о городе, при этом поиск у них продолжается.

По моим правилам, на групповых встречах и обсуждениях мы не критиковали работы друг друга такими аргументами, как вторичность, ценность, низкий технический уровень исполнения. Задача была иная — попытаться посмотреть по-другому на то, что делал ты до сих пор, чтобы с той же работой выйти в другую плоскость. Этот процесс порождения мыслей и их обсуждения шёл постоянно, собственно, он и сейчас продолжается, он не закончен. Поэтому в итоге родилась концепция выставки-мастерской. Пространство «Ворот» будет выглядеть как мастерская в разгаре работы, а не как музейное пространство с чёткой экспозицией. Зрители войдут в эту «мастерскую» ко всем её участникам сразу. Но место ограничено, формат у нас маленький. Далеко не все фотографии мы сможем включить в показ. Так что, скажем, эта «мастерская» — это небольшая локальная история, но с продолжением.

— На первой встрече в понедельник 27 января выяснилось, что участники команды делятся примерно поровну на урождённых калининградцев и новоприбывших. То есть, для кого-то поиск был буквальным, они действительно находили в Калининграде что-то, абсолютно для себя новое, а для кого-то это, скорее, была фиксация или новое прочтение того, что уже знаешь и видел?

Светлана Усольцева: — Да, и поэтому я пыталась давать разные задания: например, выделить одну тему и попытаться найти её в разных районах города. Совершить прогулку-путешествие по городу. Оторваться от того, что ты обычно делаешь. Но важно, что именно процесс обсуждения и коллективной «насмотренности» повлиял на многих, если не на всех — заставил выстроить серии иначе, дать своим фотопроектам новые названия, что-то иначе скомпоновать. Конечно, этот формат постоянного открытого общения не всем подходит. Изначально от некоторых участников исходил запрос в сторону большей индивидуальной работы, некоторые просто стеснялись показывать свои работы на групповом обсуждении, а я предлагала именно его, потому что мне хотелось показать, как можно выходить за пределы своего узконаправленного взгляда, при этом привлекая других людей.

— То есть вот это — ваш кураторский опыт, с которым вы приехали в резиденцию, вы именно эту модель работы изначально хотели ввести?

Светлана Усольцева: — Да. Понятно, что кто-то из участников пришёл со своими «коробочками», сложившимися концептами «вот это я, и я буду делать вот так», я тоже приехала со своей установкой, которую излагала в заявке. Но думаю, что в ходе работы поменялась я, поменялись другие. Например, появился такой рабочий формат, как прогулки…

— А, так это был метод работы, оказывается! А то казалось, что вы просто прогуливались… (мы смеёмся)

Светлана Усольцева: — «Просто гулять» я могу и одна. Но важно было сделать эти прогулки коллективными. Мы прекрасно съездили на Балтийскую косу 8 февраля. Понятно, что для меня она была открытием. Но и некоторые наши участники, пусть даже они живут в Калининграде, родились тут и не раз были на Балткосе, во время этой прогулки увидели что-то новое. К тому же мы не просто гуляли, не просто обсуждали их фотопроекты, мы ещё и беседовали о городе, друг о друге, рассказывали о себе, о том, что нас волнует. Мне важна была эта неформальность.

— Речи же не шло о повышении именно технического уровня?

Светлана Усольцева: — Да, я не проводила мастер-классы, здесь скорее дело было в создании некоей среды, в аккумуляции и направлении процессов, которые есть внутри каждого человека. Часто они спят, а тут можно их пробудить: по-другому взглянуть на то, что ты делаешь. Попробовать что-то, чего раньше не делал. Сначала я хотела, чтобы наши встречи были более регулярными. Но у всех свои правила, свои жизни, и вот этого как-то не получилось.

- А может, хорошо, что недоделки остались? Ведь можно продолжить и после того, как пройдёт резиденция.

Светлана Усольцева: — Да, процесс не окончен ещё. Не все серии закончены, не все проекты завершены. И мне важно, что этот процесс познания некоторые участники продолжат сами.

— Проект связан с именем философа Иммануила Канта. Вопросы «Что есть знание?» и «Что есть кантиана?» — какое отражение они нашли в «Мастерской»?

Светлана Усольцева: — Расскажу, о чём размышляла я. Процесс познания не завершается открытием выставки, познание — это процесс. Мы сами наделяем себя знаниями, потому что каждый сам для себя узнал что-то новое; и мы помогаем людям, делимся этим новым знанием. Мы с удивлением устанавливаем, что вопросы, которые Кант сформулировал почти триста лет назад, применимы сегодня и в нашей ситуации. Ну, не зря он — философ.

Светлана Усольцева: — Я нигде не жила так долго за пределами родного города, если не считать учёбы — почти два месяца без перерыва. Но учёба моя проходила на территории Урала (Светлана Усольцева училась на художественно-графическом факультете в Нижнем Тагиле и в магистратуре по истории искусств в Уральском федеральном университете), и это всё равно было дома. По качеству погружённости в среду, в город арт-резиденция оказалась отличной. Возможно, для меня Калининград, как и Екатеринбург, складывается не только из истории, архитектуры и так далее, но больше из людей. Выстраиваются какие-то невидимые связи, начинаешь чувствовать среду, чувствовать людей… Ещё я много хожу сама, одна, мне нравится ходить пешком. Идёшь налево, смотришь на карту — а почему бы не свернуть направо? Мне и по Екатеринбургу тоже нравится ходить, гулять…

Светлана Усольцева: — Сами участники предложили поработать не только с фото, но и со звуком. Поэтому на выставке и на сайте будет представлена карта города, где можно выбрать точки и прослушать их. Важны были именно характерные звуки каких-то определённых мест, например, зоопарка — там на выходе установлены металлические двери-вертушка в рамке, которые издают характерный звук, когда через них проходишь. Более, все зрители выставки смогут поучаствовать в продолжении проекта: выполнить несложную инструкцию, записать аудиофайл и прислать его автору идеи Ирине Седуновой, она смонтирует и загрузит его, чтобы наполнение звуком продолжилось. Мне было важно показать город не только через визуальную составляющую, а также и через аудиальную, наполнить пространство звуками.

Вторая мысль, которая меня волнует — обилие воды. Вода — это символ времени, потому что вода течёт и время течёт. Вот это протекание, эти вольные отношения со временем, этот «принцип текучести» нам не удалось развернуть в полную меру, возможно, его стоит продолжить. Третье, чего я просила от участников, это «всматриваться и наблюдать», находить некий парадокс живого в неживом. Например, на Балтийской косе есть обрубки-обломки деревьев, так выточенные морем, что в них можно увидеть птичек, зверушек и так далее. В этом тоже есть момент поиска и познания, мы бродим по берегу, кто-то смотрит янтарь, а кто-то ищет нечто совсем иное.

И было направление, условно говоря, «о чувстве прекрасного». Это сложная тема, философская, кантовская. Например, некоторые участницы вообще не видели красоты в Калининграде, а другие именно такой оценке города очень удивлялись. В какой-то момент мы обсуждали омелу, для кого-то это важно, для кого-то нет. Иногда споры о красоте — это что-то об «открыточных» образах. Открыточный Калининград я могла бы погуглить, не приезжая сюда. Думаю, там много прекрасных фотографий, и ночных, и вечерних, и закатов на море и всего прочего. Мы как раз когда ездили на Балтийскую косу, застали закат. Крепость, море, чайки — всё прекрасно.

— Погода вам понравилась в Калининграде?

Светлана Усольцева: — Да, да. Я очень рада, что весна получилась такая ускоренная, что нет снега. Хотя — снег был два раза. По паре часов.

— Раньше так в Калининграде про лето шутили: — Знаете, лето у нас было, но я в тот день был на работе и поэтому его не заметил.

Текст Светланы Колбанёвой.

Проект «Кантианские традиции в культурном пространстве Калининграда» реализуется в 2019−20 гг. калининградским Союзом фотохудожников с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов